Случай про соседку. И смех и грех.

Случай про соседку. И смех и грех.

Поделись этой заметкой с друзьями:

Случай про соседку. Смех сквозь слезы…

Я люблю Марину. Люблю как человека. Она, конечно, женщина красивая. Да и с умом у нее вполне ладно. Но один смешной случай заставил меня наложить табу на развитие отношений с моей коллегой.

Случай смешной… Или нет… Впрочем, я расскажу, а вы сами решаете – смешно, или не очень.

Был приятный летний день. Солнце светило ярко, но щадяще. Когда я зашел к Марине, понял, что она в душе сильно негодует – поскольку у нее вместо привычного приветливого выражения лица была отрешенно-блаженная мина.

Поздоровавшись, я не решился сразу сказать, зачем пришел. Впрочем, моя соседка и так догадывалась: я ведь всегда приходил, чтобы попросить в долг, или напроситься на предстоящий праздник. Наверняка, поэтому она и начала мне с порога рассказывать свой казус.

Раньше она предпочитала такие несуразные случаи умалчивать – до тех пор, конечно, пока об этом не узнает полдеревни.

– Знаешь, Митя, мне сейчас и смешно и тяжко, — заявила мне Марина. Конечно, я – психолог, хоть и не действующий. Просто дипломированный специалист. Но женщины ведь существа непредсказуемые – доверяют кому хотят, когда хотят, и почему хотят. – Приходил ко мне писака. Городской писатель… Вернее, не писатель. – Суетливо отворачивая лицо, добавила соседка.

– Если не писака, тогда кто? – Вопрос у меня вырвался сам собой. Ведь если не писатель, тогда рассказывай кто, зачем, и не томи.

Марина мрачно отмахнулась. Этот тяжелый взмах рукой был красноречивее всего лексикона моей знакомой.

Случай про соседку. И смех и грех.

Он значил: иди, мне сейчас не до тебя, я просто немного перед тобой открылась. Ну, я и пошел… Не домой, конечно, а к другой соседке – спросить у нее, что случилось с Мариной, и, само собой, затем, зачем шел к Марине, — за деньгами в долг.

– Катя, что случилось с Мариной? Сама не своя.

Катя была мне больше, чем подругой, но все же не законной любовницей – я женатый джентльмен. Ну, в общем, рассказала мне все, зная, что я никому, кроме своего отца и брата не расскажу.

Разумеется, перед рассказом она мне пригрозила:

— Только ни-ко-му! Я ведь культурный человек.

– Никому, Катя, — заверил я соседку. – Я ведь тоже культурный человек.

– Ну, в общем, пришел к Маринке человек. Я ее предупредила – что придет писатель из города, опросить деревенских жителей на счет культурного уровня, организованности совхоза, дома культуры и самих сосновцев.

Маринка приняла человека со всеми почестями – накормила, пообщалась, угостила медовухой. Но заметила, что он во время еды и питья какой-то не такой – то что-то тихенько-тихенько шепчет, то глаза мутит… Ну, писатели – люди немного «от бога».

В общем, выпил писака алкоголя, начал приставать.

 Марина, значит, думает: если сейчас я его выкину, — он же может в своей книжке черте-чего написать – и про Сосново, и про сосновцев. Писатели ведь с особой душевной организацией…


– Ну, в общем, дала мужику, — подытожил я, понимая, что подруга тщетно подыскивает более подходящие слова для описания поступка Марины.

– Ну, да. Только цыц!

Звук шагов за воротами отвлек мое внимание. За воротами стоял молодой человек в модном костюме. Он спросил у Кати разрешения войти.

– А вот этого чуда мы не ждали. – С тревогой шепнула Катя, и, резво вскочив с лавочки, крикнула гостю: — Входите, мил-чек.

Милый человек вошел. Оказалось, что это и есть тот самый писатель.

Катя уважила его – точно так же, как Марина своего нежданного гостя, за исключением последнего. Да он и сам на этот чисто женский уступок не рассчитывал. Конечно, если бы меня рядом не было, он бы рассчитывал: Катя – женщина еще та, не хуже Марины.

Когда гость ушел, Катя, уже немного охмелев от водки, жестко попросила меня: — Только не смейся!

Я обещал подруге не смеяться, но, выйдя со двора, не сдержался. Смеялся я долго, надрывно, но сквозь слезы… Я ведь тоже культурный человек. Впрочем, позже и Катя, и сама Марина тоже смеялись сквозь слезы… Марина ведь тоже вполне культурная женщина.

Поделись этой заметкой с друзьями:

Добавить комментарий